События дня

«Ищите непроторенные дороги»: поляк Марек Камински о путешествии по России

Опубликовано 03 марта в 13:07
0 0 0 0 0

Марек Камински — польский путешественник, который предпочитает передвигаться пешком. Пару лет назад он вышел на своих двоих из Калининграда и добрался до Сантьяго де Компостела. Его часто называют польским Федором Конюховым (российский путешественник, покоривший Северный и Южный полюса), потому что он не раз побывал на Северном и Южном полюсах, куда тоже дошел пешком. Марек живет в Гданьске недалеко от нас и с детства мечтал о путешВествиях, первое из которых совершил в 1977 году и с тех пор редко останавливается. На его счету несколько десятков серьезных экспедиций. TKR узнал больше о знаменитом соседе-путешественнике и его планах на ближайшие прогулки.

7b938497

Марек говорит по-русски. И еще на 8 языках: польском, английском, немецком, итальянском, французском, испанском, норвежском и японском. Но он сам признает, что «немножко забыл русского языка», хотя во время учебы слушал много Владимира Высоцкого и Булата Окуджавы. А еще любил читать Ахматову, Есенина (в его произношении это звучит как ЕсенИна) и отмечает: «надеюсь, что-нибудь еще понимаю».

4 тысячи километров
от Калининграда до Сантьяго де Компостела Марек Камински прошел пешком. На это потребовалось 100 дней. За это время он прошел 6 стран.

Это было, может быть, самое важное путешествие в моей жизни — путь из Калининграда в Испанию. Потому что я был на Северном полюсе, на Южном полюсе тоже. Четыре на Южном и три на Северном. Один раз даже был с таким молодым человеком, который потерял конечности, но он не потерял надежды. И мы вместе пошли. Но это путешествие по Сантьяго де Компостела из Калининграда важнее.

Почему вышел из Калининграда? Меня многие спрашивают об этом. Я был на многих полюсах географически. И в жизни было много полюсов. И когда я читал об этом испанском городе, читал, что этот путь — это как ось или тоже полюс веры — могила святого Иакова. И я подумал о втором символическом полюсе и вспомнил об Иммануиле Канте, что в Калининграде находится его могила. И решил, что могила — второй полюс, полюс ума. Решил пойти от полюса ума до полюса веры.

3

Я начал путь в Калининграде. В первый день прошел 60 километров, дошел до границы Польши и потом было 4 тысячи километров. Каждый день как марафон — 40 км, 50-60 км каждый день. Это небольшая дистанция, ее можно пройти. Но ежедневно идти было тяжело. Но такое путешествие — это мотивация. В голове нужно себя заставлять. В обычной жизни тоже так: как заставлять себя жить, в жизни есть много проблем, задач, много страха, но каждый день надо жить. Так и путь из Калинининграда до Сантьяго стал какой-то метафорой жизни: я потерял много физической энергии, но много получил в духовном смысле.

7171a682После этого я совершил много путешествий на разные континенты. США, Япония, Европа. Много стран. Но никогда так не путешествовал, как после преодоления этого пути. Во время этого пути у меня возникло много мыслей, каких-то идей на будущее. Думаю, что в таких пеших путях можно много найти. Такой путь — чтобы открыть себя. Но в жизни у нас на это нет времени — побыть с собой. Можно жить целую жизнь, но не открыть себя. И этот путь и в голове от ума до сердца — самый длинный может быть в жизни. В жизни бывает много парадоксов и мелочей. Но только в пути они открывают себя и ты замечаешь их.

Пройти Европу пешком — это другое дело, чем перелететь самолетом. Так и пройти жизнь «уважно» — это другое дело, чем пройти жизнь ярко, быстро, весело, но без уважения.

В ходьбе использую палки, но не все время. По асфальту так ходить неудобно, а по обочинам и дорогам хорошо. Удобно иметь палки: можно разложить вес и на руки и лучше на длинные дистанции ходить с палками.

Я ночевал в разных местах в Польше. В монастырях, у священников. Не был в каких-то крупных городах, где есть хорошие гостиницы. Что было по дороге: хостелы, кемпинги. Еще в Европе много домов для паломников. И там тоже можно дать столько денег, сколько можешь. Можно и ничего не платить. Но ночлег дадут. Конечно, у меня была палатка. Но думал, что лучше быть с людьми. Потому что в той же Антарктиде ты долго один в палатке. Мне нравится в пути говорить с людьми.

4В пути ориентируюсь по указателям. Еще у меня есть телефон, там Google maps. В Польше вот имеются знаки, видно, где можно пройти пешим шагом, но вот в Германии и Бельгии не было указателей и мне надо было спрашивать Google. В Испании пути отмечены для пеших паломников. Во Франции тоже есть такой маршрут «The way of life». Кстати, это самый лучший путь из Европы до Сантьяго де Компостела. Он хорош для начинающих.

В пути главное не думать об усталости. Если не думаешь об усталости — не чувствуешь ее.

db410a6cКогда идешь, можно не думать. Как бы медитация. Говорить, что человек производит мысль. Но он не успевает ничего, только продумывает мысль. Иногда мы устаем мыслить. Есть много дорог, чтобы не мыслить. Например, можно считать объекты. Один, два, три четыре. Как я шел через Германию, думал, что я не буду живой, что я погибну. У меня не было сил, был страх и все. И начал считать до тысяча. И нашел сил, чтобы идти. Счет забирает часть мыслей.

В пути можно медитировать, открыть себя. Надо забыть о свете (имется в виду окружающий мир), забыть обо всем. И так начинать путешествовать в себя. Не знаю, как это происходит, но мысли изнутри приходят. Там нет мыслей, которые к нам подают в СМИ и через интернет. Думаю, подсознание это может быть. И оно иногда важнее, чем сознание. Мы только потому живем, что у нас есть подсознание. Органы наши — сердце, мозг, все это функционирует без нас. И в подсознании могут быть какие-то вещи для нас очень важные и в дороге можно медитировать и открывать себя и подсознание. Как есть фитнес физический — на машинах себя тренировать, так есть фитнес духовный. И ему помогают походы пешком.

Главная проблема, когда я был на Антарктиде — я знал, что я сам по себе. Что могу только на себя рассчитывать. Когда я путешествовал по Европе — большое количество людей, и все говорили на другом языке. Для них я был чужаком. Есть такая повесть Альберта Камю «Чужой». Я был как в этой повести. Когда-то я был чужим в Европе. Я из части Европы, я поляк, но был какой-то чужой в этой Европе. И не только я. Но думаю, что это была главная трудность — отсутствие связи.

Человек с рюкзаком может быть иностранцем, бездомным, паломником. Но на 99,9% его считают бездомным. Думаю, что окружающие считали меня бездомным.

1
Когда я прошел из Калининграда в Испанию, то подумал, почему бы мне не пройти через всю Россию, в Сиберию (так Марек называет Сибирь), может быть, на Сахалин, потом в Японию. Это тоже могут быть два полюса — Япония и Россия. У них есть общая граница, но это два разных мира. И символично будет добраться из Калининграда в Японию. Может быть в следующем году с могилы Канта опять отправлюсь в одно из путешествий.

Еще через неделю я уезжаю в Израиль. У меня будут каменные скрижали. Я хочу сделать фильм о том, как теперь жители тех мест понимают 10 заповедей. Например, спросить солдата, что для него значит «не убий».

Кроме того, сейчас я работаю над проектом дороги, по которой редко путешествуют. Непроторенная дорога. Есть такое стихотворение Роберта Фроста о том, что две дороги шли через лес, и одна из них была непрохоженная. И я выбираю дороги, по которым реже ходят, в этом есть что-то. Но на Земле так много стран и интересных мест, что приходится выбирать. Но в этом (нынешнем) моменте жизни для меня интересны Сиберия и Япония.2

Дорога не всегда физическая. У каждого есть своя дорога, которой надо идти по жизни. Своя, а не та, что кто-то сказал или показал. Жизнь — это дорога. (Марек говорит дорогА и его слова звучат с двойным смыслом. Получается, что жизнь — она и дорога нам и является дорогой для нас). В жизни важно идти своим путем, а не чужим.

Будь у меня десять жизней, я бы все потратил на путешествия.

 

Фото — wrobels.pl, Gustav Willeit

0 0 0 0 0