Новости дня

Книжные новинки июня: подборка от магазина «Все свободны»

Опубликовано 20 июня в 20:01
0 0 0 0 0

Свежий обзор от нашего колумниста – Дмитрия Хряпова из магазина «Все свободны». Вашему вниманию представляются три книги. Первая – от автора с репутацией маргинала. Его герой водит дружбу с сутенёрами и ворами, шляется по кабакам и пытается хоть где-то найти своё место. Вторая – несколько мистическая, в ней рассуждения о жизни и смерти, о перерождении. Третья книга рассказывает историю молодого балбеса, повествует о взрослении.
Всех героев объединяет одно – поиск себя.

Луи-Фердинанд Селин «Банда Гиньолей» (Опустошитель, 2017)

Пока читатели ежедневно штурмуют книжные магазины с вопросом: «Нет ли “Путешествия на край ночи” Селина?», пока мы, книготорговцы, недоумеваем – почему издатели не хотят напечатать коммерчески успешную книгу? – независимое издательство «Опустошитель» удивило поклонников этого писателя переизданием другого его произведения – «Банды Гиньолей».

Луи-Фердинанд Селин
французский писатель с репутацией маргинала и человеконенавистника

Как и в других романах, рассказчика (альтер-эго писателя) зовут Фердинандом. Он француз, участник Первой мировой, получил ранение в бою. Знакомство в госпитале Фердинанда с другим фронтовиком приводит к тому, что он перебирается в Лондон. Обретаясь на самых окраинах города, в доках, по сути, на самом дне, его общество составляют такие же французские эмигранты, промышляющие сутенерством, воровством и не гнушающиеся убийства. В поисках места для себя в этом мире, Фердинанд шатается по кабакам, притонам, лавкам торговцев краденым.

Стиль Луи-Фердинанда Селина неизменен: это всё тот же истеричный поток сознания

Каждый персонаж и каждое событие гиперболизированы. Селин, благодаря своей практике врача для бедных, видит в людях только мясо, изнурённое болезнями, переполненное гноем, не желающее следить за собой, лишённое хоть какого-то стремления к развитию, потакающее низменным инстинктам.

Однако, несмотря на такое мировоззрение, «Банду Гиньолей» можно смело назвать антивоенным манифестом

Чего только стоят пассажи и монологи сутенёра Каскада: он яростно обрушивается на своих приятелей, возжелавших вдруг бросить на него своих подруг-шлюх, чтобы отправиться на вновь начавшуюся войну в Европе.

Луи-Фердинанд Селин – писатель, стиль которого практически невозможно повторить без того, чтобы не выглядеть глупым подражателем. Тем он и интересен для ценителей литературы

А почитатели таланта Селина снова замерли в ожидании: роман «Лондонский мост» – вторую книгу дилогии «Банда Гиньолей» – «Опустошитель» обещает издать к концу года.

Рекомендация к чтению: Читать, сидя в приёмном покое. Идеально, если вы придёте туда исключительно с этой целью.

Антуан Володин «Бардо иль не бардо» (издательство Ивана Лимбаха, 2017)

Как известно, «Антуан Володин» – один из гетеронимов французского писателя, настоящее имя которого публике до сих пор неизвестно.

Гетероним, в отличие от псевдонима, не является только лишь вымышленным именем автора, а предполагает иной стиль письма, другую биографию и личность

По сути, гетероним – это персонаж автора, ставший писателем. Вот и получается, что какие бы факты мы ни знали о Володине (например, получение им премии Андрея Белого), это автоматически становится частью вымышленной истории, личности.

Все эти игры с читателями вызывают лишь дополнительный интерес к произведениям, но в целом, для получения удовольствия от них это всё не так важно, как и то, что пишет Володин и другие его гетеронимы.

«Бардо иль не бардо» состоит из семи историй-рассказов, где речь идёт о смерти и перерождении человека. Бардо и есть то место, куда, согласно буддизму, попадает сознание после смерти. Там оно в течение сорока девяти дней должно прийти к последующей реинкарнации. Дабы помочь ему в этом путешествии, живым необходимо читать «Бардо Тхёдол» (тибетскую Книгу мертвых), которая подготавливает сознание умершего к тому, с чем оно столкнётся в Бардо.

Семь историй «Бардо иль не бардо» – это размышления о том, как сознание принимает свою смерть (непонимание произошедшего, отрицание, желание остаться навсегда в Бардо)

В книге идёт речь и о том, как живые реагируют на необходимость читать «Бардо Тхёдол». Кто-то послушно исполняет долг, кто-то, не найдя Книгу мёртвых, решает обойтись тем, что есть под рукой. Другие начинают рассказывать умершему свои переживания, а некоторые намеренно выдумывают ужасы и пугают сознание, в прошлом теле сотворившее злодеяния.

Интересно, что в книге Володина намеренно мало внимания уделяется миру, каким-то конкретным вещам и деталям, которые смогли бы помочь опознать время и место действия. Все персонажи – ламы, революционеры, клоуны и даже непонятные существа, стоящие в эволюционной ступени где-то между человеком и животным – живут в мире без символов, как будто ходят по сцене с нарисованным задником или же живут так, словно и при жизни находятся в Бардо, неосознанно ожидая перерождения.

Рекомендация к чтению: Читать в пустом театре, представляя, в кого могли бы переродиться люди, когда-либо сидящие на этих креслах.

Томас Макгуэйн «Шандарахнутое пианино» (издательства «Додо Пресс» и «Фантом Пресс», 2017)

Новая книга из серии «Скрытое золото XX века» не только знакомит нас с ранее не переводившимся романом, но и открывает новое имя. Томас Макгуэйн – живой американский классик, которого до этого на русском никогда не издавали.

Аннотация призывно блещет такими словами как «культовый», «постмодернист», «абсурдист» и «виртуоз языка». Интригует, не правда ли?

«Шандарахнутое пианино» рассказывает историю Николаса Болэна – молодого оболтуса, который не знает, чего хочет, разве что рассекать по стране на своей машине. А ещё Болэн влюблен в Энн, дочь богатых родителей, которая тоже не знает, чего хочет, разве что делать фотоснимки. События приводят героя к строительству Нетопыриумов (башен, где летучие мыши должны жить и избавлять окрестности от насекомых), поездкам по американским городишкам в одиночку или с Энн, взрослению и осознанию своей неприкаянности.

«Шандарахнутое пианино» – своего рода завершение движения бит-поколения и недоумение перед «летом любви». Дорога не приносит свободы, скорее, разочарование, а пацифизм и всеобщая любовь ещё не находят отклика в душе

А вот про язык романа и стиль Макгуэйна я не могу сказать ничего, так как переводом книги занимался Максим Немцов. Ломание копий над его переводами не прекращается ни на миг. Кто-то видит в них издевательство над писателями и русским языком, кто-то благоговеет и считает, что только так и надо переводить. Дело вкуса, конечно.

Я спотыкался чуть ли не на каждой фразе в «Шандарахнутом пианино»

Для меня лишь одно удивительно: как могло получиться, что я с удовольствием прочитал роман Магнуса Миллза «В восточном экспрессе без перемен» (тоже в переводе Немцова) и ни разу не задумался, кто переводчик, и при этом я спотыкался чуть ли не на каждой фразе в «Шандарахнутом пианино»? Разумеется, я не уловил ни «виртуозности языка», ни «абсурда», и сюжет романа не показался мне ни «комическим», ни трагикомическим. И вообще, что можно сказать о достоинствах книги, если большую часть времени ты говоришь о её переводе?

Рекомендация к чтению: Попробуйте прочитать в оригинале – вдруг это и правда интересная книга? Но не знающим языка не оставили шанса.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook